annabaskakova (annabaskakova) wrote,
annabaskakova
annabaskakova

Теплый дом Ирины Андреевой




Почему-то при слове "детство" я не испытываю чувства счастья. Я вспоминаю негнущуюся белую с черными пятнами шубку, в которой меня водили гулять, вечно мокрые валенки, спущенные колготки на коленях и тараканов на кухне (в те времена они еще не вымерли от бактериальной инфекции и жили в каждом московском доме), прорастающий в банке с вонючей водой на окне репчатый лук, жесткие ленты, которые надо было вплетать в волосы, гудящий холодильник ЗИЛ и прочие отвратительные приметы советского быта. А еще снег и темноту - ранним утром везли меня на санках в детский сад, и санки отвратительно скребли по асфальту. Мне всегда мучительно не хватало тепла - даже тепла физического, и я очень любила после того, как мама убирала квартиру, залезть в чулан, обнять теплый бок пылесоса "Сатурн" и греться.

На днях я побывала на выставке "Теплый дом" Ирины Андреевой - teplenkaya. И отчасти примирилась со своим отвратительным детством.




Посмотреть на Яндекс.Фотках

Выставка проходит в очень необычном месте - в паллиативном отделении научно-практического центра помощи детям "Солнцево". Паллиатив - это место, где лежат больные, болезнь которых не поддается лечению. Но зато можно делать их жизнь легче. И мне кажется, что выставка Ирины очень этому способствует, потому что берет человека и просто уносит его в какой-то другой мир, одновременно и камерный, и торжественный, как бывает только в детстве, и при этом очень добрый.




Ирина делает скульптуру из войлока, и значительная часть этой скульптуры выполнена в натуральную величину. Вещи она изображает самые обычные, но я никогда бы не могла подумать, что их можно сделать из войлока. Комоды, пианино, батареи парового отопления. Снеговик. На войлочной батарее сушатся войлочные валенки. На войлочном комоде сидит войлочная девочка и красит морду кошке маминой помадой. На голове у войлочного снеговика сидит ворона. Маленькие валенки-сосунки приткнулись у боку большого валенка- мамы. В чреве войлочного холодильника "Зил" аккуратно морозятся войлочные пельмени. Наверное, теплый пылесос "Сатурн" из моего детства здесь бы тоже вполне прижился.







...Я знаю, что на валяние простенького войлочного цветка уходит несколько часов. Как чисто физически возможно свалять холодильник и телевизор и остаться при этом живой и здоровой, я не представляю. К тому же работы Ирины не имеют ничего общего с постмодернистской привычкой "а давайте изготовим что-нибудь необычное, подведем идеологическую базу и всех удивим" (обвяжем уличные фонари крючком, наденем на все скульптуры в фонтане Треви шелковые платьица и намордники, вырежем ростовой портрет Александра Македонского из маринованных огурцов) и так далее. Потому что одно дело формальный подход, каким бы трудозатратным он ни был. Другое дело, когда художник вкладывает в свое детище всю свою душу.




Я ходила и узнавала себя и свое поколение едва ли не в каждой вещи. Это я стою, укутанная, как столбик, туго перевязанная шарфом -(" не дай Бог, простудишься и будет воспаление легких!!). Это я слепила того снеговика во дворе, а теперь у него на голове сидит ворона и долбит морковку. Это меня мучают гаммами, а деревянные окна расписаны морозом, и на моем окне растет столетник, потому что он полезный и если нарывает палец - надо отрезать листочек и приложить. Это мои коньки висят на стене. Вот они - полузабытые, холодные и одинокие уголки памяти, куда я старалась никогда не заглядывать. И вдруг мое детство воскресло в войлочном воплощении. И оказалось теплым и даже уютным, и по-своему поэтичным. После этой выставки мне вдруг стало не так страшно вспоминать себя маленькую. Большое спасибо за это Ирине Андреевой.




Медсестры выставку очень полюбили. Сидят они теперь на фоне войлочных окон и комодов и выглядят, как тургеневские барышни, а иногда украдкой гладят войлочных котят.






И все дети, разумеется, в восторге. Да такое и не может не понравиться. Тем более, что Ирина разрешает трогать все предметы без исключения, и дети все время переставляют скульптуры в многофигурных композициях с места на место, перекладывают кошек, меняют положение рук. И трогают, трогают теплый войлок.

Выставка Ирины теперь поедет во взрослый хоспис. И я уверена, что от нее там тоже станет тепло.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments