annabaskakova (annabaskakova) wrote,
annabaskakova
annabaskakova

Categories:

О последствиях степных пожаров



Заповедник «Черные земли», расположенный в Калмыкии, - удивительное место. Здесь на горизонте совсем ничего нет, он совершенно ровный, как в открытом море. И почему-то это совсем не скучно, а очень красиво, и если приглядеться, можно увидеть сотни оттенков и линий. Степь похожа на пушистую овечью шкуру.




Все время кажется, будто бы траву кто-то сажал специально, как люди сажают рожь или пшеницу на поле, уж очень ровно она растет – аккуратными розетками, растущими на равном расстоянии друг от дружки. Ботаники называют такие розетки дерновинами.


А еще по степи кувыркается перекати-поле, и я все смотрела и удивлялась – сколько же фантазии у Творца, что он и вот такое придумал: ходячие кусты.



И из-под ног все время вспархивают жаворонки и взмывают в небо. Летящего жаворонка я так ни разу и не смогла заснять, уж очень они стремительные.

«Черные земли» - одно из последних мест на земном шаре, где живут антилопы-сайгаки. Заповедник ежегодно страдает от пожаров, причина которых, как и в большинстве случаев – поджоги. Многие думают, что, поджигая степь, делают благое дело: будто бы в огне погибают паразиты, а выжженный ковыль перестает причинять травмы скоту. Из-за этого суеверия степь регулярно горит с июля до сентября. В огне сгорают семена растений и погибает множество животных. Сайгаки, как правило, могут ускакать от пожара в безопасное место, но при они этом часто получают ожоги легких, которые становятся причиной их последующей гибели. А в прошлом году целое стадо сайгаков – более двадцати голов, попало в огненное кольцо и сгорело.

Я сайгаков не видела - в день, когда я была на кордоне заповедника, они ушли далеко в степь. Видела только отпечатки копыт с наметенным в них пеплом.


Гибнут не только сайгаки, погибает все живое в степи. Сотрудники заповедника, которые изо всех сил борются с этими пожарами, показали нам съемки, на которых видно, как они тушат степь: перебегая вдоль фронта пожара с бешеной скоростью, подкидывая лопатами песок, засыпая огонь. Работают они превосходно, надо отдать им должное. Тушить надо обязательно, ведь сгоревшая степь начинает превращается в пустыню. Здесь хорошо видна граница между живым и неживым.



Почва в степи очень легкая. Воду в ней частично удерживает лишь так называемый «войлок» - остатки прошлогодней растительности. Когда «войлок» сгорает, почва начинает размываться дождями и раздуваться ветром. Обгорелые дерновины начинают возвышаться над землей, и вид у них престранный – они смахивают на каких-то странных морских существ с торчащими во все стороны ножками.






Здесь очень хорошо видно, что происходит в выжженной степи. И понятно, что восстановится она очень и очень нескоро, и все это время у диких животных на всей этой огромной территории не будет кормовой базы.

Я не раз слышала мнение, будто бы пожары полезны для живой природы: дескать, они ее обновляют. Ну вот она – обновленная степь, любуйтесь, сторонники травяных палов…






Tags: "Гринпис", Калмыкия, Третья весенняя, Третья противопожарная, степь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments