annabaskakova (annabaskakova) wrote,
annabaskakova
annabaskakova

Categories:

О социализме и религии

Некоторые автобиографические, совсем личные соображения. Они касаются скорее культурологии, а не религии, и я прошу не читать этот текст, кто болезненно относится к упоминанию религиозных символов в культурном контексте.






Первые подозрения, что социализм - это религия, зародились у меня в детстве при чтении поэмы Багрицкого "Смерть пионерки". (Валя, Валентина, что с тобой теперь? Белая палата, крашеная дверь...). В поэме умирающей девочке Вале пионеры являются в виде небесного воинства.

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии, как галстуки,
По ветру летят.

В дождевом сиянье
Облачных слоев
Словно очертанье
Тысячи голов.

Рухнула плотина -
И выходят в бой
Блузы из сатина
В синьке грозовой.

Трубы. Трубы. Трубы
Подымают вой.
Над больничным садом,
Над водой озер,
Движутся отряды
На вечерний сбор.

Заслоняют свет они
(Даль черным-черна),
Пионеры Кунцева,
Пионеры Сетуни,
Пионеры фабрики Ногина.

Не то чтобы меня это сильно взволновало, но параллель как-то смущала. Я была истово верующей социалистической девочкой и при этом - махровой атеисткой. И вот эту  несомненную - связь эстетики времен революции и гражданской войны с эстетикой христианской чувствовать было странно. Откуда вот у Блока "В белом венчике из роз впереди Исус Христос". Что он там делает, почему идет впереди двенадцати?




Мне было, наверное, лет десять. Житий святых я тогда вообще не читала, но выписывала "Юный художник" и изучала все доступные альбомы по истории искусства. Поэтому я помнила довольно много историй о том, как терзали разных святых. Набор рекомендованных для чтения тонких книжечек, в которых фашисты разными, подробно описанными способами, мучили и убивали пионеров-героев разных национальностей, вызывал смутные ассоциации. Как-то уж ОЧЕНЬ было похоже.

О религии я знала очень мало, хотя Евангелие дома было, и я его украдкой прочла, восприняв скорее как художественное произведение. Я тогда вообще читала все, что стояло в родительской библиотеке, включая Махабхарату и "Легенду о докторе Фаусте", которую по незнанию перепутала с "Фаустом" Гете и на всякий случай изучила от корки до корки. Но в художественной школе нам показывали на истории искусства, в том числе, и иконы. Поэтому, когда безвестный художник соорудил в вестибюле нашей школы мозаичное панно, где стояла пионерка, воздевшая голову и ладони кверху, и парил над нею белый голубь, я потихоньку хихикала: "Оранта". Еще одним поводом для смущения стала песня о Ленине, которую мы учили в школе:

Сугробы растаяли,
Птицы запели,
Владимир Ульянов
Родился в апреле.
Жаркое солнце сияло над ним,
Мчались ручьи по обрывам крутым...

Чудилась мне в этой песне кощунственная для социализма параллель с одновременным рождением Ленина и воскрешением природы, и где-то вдалеке смутно маячил то ли Озирис, то ли какой-то другой умирающий и воскресающий Бог, я точно не понимала, что меня так тревожит. Наверное, все-таки Озирис. Да, я была довольно начитанным ребенком, и однажды гневная учительница записала мне в дневник: "Вместо прогулки в группе продленного дня постоянно убегает в библиотеку". Ничего, я знаю другую начитанную девочку, которая в том же возрасте тайно молилась Афине Палладе. На зажженную лампочку.

Шло время, меня стали отправлять в пионерские лагеря, куда я категорически не вписывалась. Дисциплина там была железная, родителей пускали в строго определенные дни, позвонить домой в ту - домобильную эпоху, - было целой проблемой. Иногда это удавалось, если успеть во время похода в кино добежать до телефонной будки, набрать номер и произнести пару слов. На аллеях стояли фанерные щиты с намалеванными по трафарету суровыми лицами пионеров-героев. Эти изображения мне ужасно не нравились - они были какими-то рублеными, роботизированными. Мертвыми.



Был там и пионерский костер. Он представлял собой бетонный полукруг высотой метров пять, в противопожарных целях окруженный рвом с водой. Когда мы собирались "на костер", лагерный баянист, дыша перегаром, садился в лодку, плыл на бетонный остров и поджигал дрова. Вечерами, глядя, как далеко от нас пятиметровое пламя отражается в воде - оно, конечно, нас не грело, - я вспоминала песни о том, как пионеры пекли в костре картошку. А отец рассказывал мне о пионерских лагерях прошлых лет - как они сами! - подумать только, сами! дети! - договаривались с какой-то старушкой по соседству, что она будет им в лагере готовить. А как же дежурства, санэпидемстанция и так далее? Наверное, вечерами старушка не приходила, и пионеры пекли картошку. Веселый пионерский костер, который во времена молодости моих родителей дети складывали и зажигали сами - небось, еще и дрова рубили, - превратился в религиозный обряд, который утратил смысл, осталась лишь его ритуальная часть. Контур на пионерском значке - с тремя языками пламени. Сейчас уже и не помню, что эти три языка символизировали. Но я, по-прежнему с почти религиозным чувством глядевшая на ежеутренний подъем красного знамени, - как же красиво шелк трепетал на ветру, - начинала подозревать, что эта религия уже умерла. Вместе с пионерским костром. Хотя мы по-прежнему совершаем этот неведомый ритуал, глядя на огонь.

Потом - много времени спустя, - я узнала, что была права. И что действительно были попытки заместить существующие ритуалы другими - отсюда и "октябрины" - вместо крещения, и "роспись" в ЗАГСе вместо венчания, и крематорий вместо отпевания, и трубящий пионер вместо трубящего ангела, и много всего другого. И был свой культ мертвых - культ героической смерти за новую веру, за коммунизм. Были сознательно принимаемые мучения - "ради лучшей жизни" (не помню - у Горького, что ли, Павел сам себе регулярно наносит травмы, чтобы уметь сопротивляться будущим пыткам? Или нет?).


Был маленький Ленин на октябрятской звездочке - может быть, вместо Христа-Младенца? Был Мавзолей, куда нужно было ходить и поклоняться мертвому телу, сознательно построенный в виде вавилонского зиккурата. Был почти обожествленный профиль Вождя, вечно живушего - "Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить", причем существовал канон, отход от которого не допускался (от художника Могилевского, Ленина которого не пропустил Худсовет, я узнала, что существовала эталонная фотография Ленина, и все изображения должны были походить именно на нее). Но только новая религия обещала наступление коммунизма во всем мире вот-вот, буквально в ближайшие годы. Этого не произошло. И может быть, поэтому религия надолго не прижилась. Ко времени моего детства от нее осталась оболочка со следами того прошлого, которое я смутно ощущала и не находила.

А потом поняла - был и еще один процесс. На глазах у поэтов и художников религия замещалась другой, и они не могли этого не заметить и не отразить в своих произведениях. Отсюда и странные образы, отсюда и их смешение, отсюда и Христос, шествующий впереди Двенадцати... стоп, так они же апостолы. Новые апостолы - странные, жуткие, и у одного из них на совести убийство.

Есть в "Белой гвардии" Булгакова мистическая сцена, где является Турбину убитый Най-Турс. " Он был в странной форме: на голове светозарный шлем, а тело в кольчуге, и опирался он на меч, длинный, каких уже нет ни в одной армии со времен крестовых походов. Райское сияние ходило за Наем облаком". Вместе с Най-Турсом появляется погибший вахмистр Жилин - он тоже чудесно преобразился. "Как огромный витязь возвышался вахмистр, и кольчуга его распространяла свет. Грубые его черты, прекрасно памятные доктору Турбину, собственноручно перевязавшему смертельную рану Жилина, ныне были неузнаваемы, а глаза вахмистра совершенно сходны с глазами Най-Турса - чисты, бездонны, освещены изнутри". Жилин рассказывает, как в раю готовят казармы для красных, убитых на Перекопе. "звезды красные, облака красные в цвет наших чакчир отливают... ". По словам Жилина, пропустили их эскадрон в рай целиком - вместе с конями и приставшими по дороге шлюхами, потому как "в походе без баб невозможно".

И рассказывает Жилин о своей беседе с Богом о большевиках. "Ну вот-с я и докладываю, как же так, говорю, господи, попы-то твои говорят, что большевики в ад попадут? Ведь это, говорю, что ж такое? Они в тебя не верят, а ты им, вишь, какие казармы взбодрил. ...Только гляжу, а он улыбается. Чего ж это я, думаю, дурак, ему докладываю, когда он лучше меня знает. Однако любопытно, что он такое скажет. А он и говорит:

"Ну не верят, говорит, что ж поделаешь. Пущай. Ведь мне-то от этого ни жарко, ни холодно. Да и тебе, говорит, тоже. Да и им, говорит, то же самое. Потому мне от вашей веры ни прибыли, ни убытку. Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку, а что касается казарм, Жилин, то тут как надо понимать, все вы у меня, Жилин, одинаковые - в поле брани убиенные".

А еще, читая в юности "Собачье сердце", я заметила, что его начало пародирует начало "Двенадцати" Блока. Там есть все те же образы - буржуй, то есть профессор Филипп Филиппович, барышня в каракуле, проститутка, растянутый от здания к зданию плакат - и шелудивый пес. Шарик. Который на самом деле вовсе не шелудивый, а обожженный кипятком и оттого больной, и вообще умный и симпатичный пес.То есть это начало романа - полемика, и не исключено, что впереди Шарика тоже идет Иисус Христос. Но невидимый - настолько, что в романе "Собачье сердце"ни разу не показывается. Однако в момент умирания Шарик явственно видит рай - свой, собачий рай, где на лодках по озеру катаются удивительные розовые псы.

Недавно я наконец посмотрела кино "Интервенция", где герой Высоцкого явно ПРОПОВЕДУЕТ среди матросов, как среди язычников. Где приговоренные к смерти герои утешают друг друга тем, что много людей уговорили стать красными. То есть привели к "истинной вере".

Наверное, по этому поводу написаны сотни умных книжек, и многие из вас уже давно об этом знают, но я их не читала. Я просто во всем этом выросла, и мне захотелось всем этим поделиться...

Tags: общественное, религия
Subscribe

  • Про Бриджит Бардо

    Против слонов я ничего не имею. Умные животные, симпатичные. Против зоозащитников тоже. Если они разумные и выступают по делу. Но вот дрессировщик…

  • В Орехово-Зуевском районе закрывают дом престарелых

    Получила вот такое письмо: "К вам обращаются сотрудники и пациенты отделения геронтологии Куровской больницы Орехово-Зуевского района Московской…

  • Воспоминания о путче 1991 года

    Я написала этот текст, посвященный путчу 1991 года, сразу же после того, как он окончилася. Помню, как долго я сидела, перепечатывая свои торопливые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments

  • Про Бриджит Бардо

    Против слонов я ничего не имею. Умные животные, симпатичные. Против зоозащитников тоже. Если они разумные и выступают по делу. Но вот дрессировщик…

  • В Орехово-Зуевском районе закрывают дом престарелых

    Получила вот такое письмо: "К вам обращаются сотрудники и пациенты отделения геронтологии Куровской больницы Орехово-Зуевского района Московской…

  • Воспоминания о путче 1991 года

    Я написала этот текст, посвященный путчу 1991 года, сразу же после того, как он окончилася. Помню, как долго я сидела, перепечатывая свои торопливые…