annabaskakova (annabaskakova) wrote,
annabaskakova
annabaskakova

Categories:

Хроники Четвертой Противопожарной экспедиции "Гринпис".






Для тех, кто не знает о том, что такое Противопожарные экспедиции. "Гринпис" каждый год отправляется на юг России, в Астрахань, чтобы защищать от огня Астраханский биосферный заповедник. Жгут его страшно, жгут по разным причинам - чтобы отомстить инспекторам, которые составляют протоколы на браконьеров, чтобы выгнать дичь из зарослей во время незаконной охоты, чтобы отвлечь внимание руководства от этой охоты (поджечь на одном месте и охотиться в другом), чтобы расчистить удобное место для незаконной рыбалки...


Часто пожар начинается вне территории заповедника - жгут просто так - "красиво, прикольно", думают, что это "полезно для природы", что "лучше вырастет новая трава", или упускают пал, затеянный возле собственного дома или хозяйственных построек. Для заповедника и для всей поймы Волги эти палы - серьезнейшая проблема, потому что погибают животные, сгорают гнезда птиц, защелачиваются места нерестилищ, продуктивные пастбища зарастают тростником (он более жизнеспособный, чем трава, на которой можно пасти стада), погибают галерейные леса, которых и так осталось совсем мало, и они не восстанавливаются сами. Это далеко не полный список бед, которые происходят из-за поджогов.




Поэтому добровольцы "Гринпис" весной, в наиболее пожароопасный период, патрулируют заповедник и его окрестности и тушат тростник. В этом году в экспедиции приняли участие шесть сотрудников Гринпис и девять добровольцев, приехавших из Москвы. Радостно, что в работе экспедиции принимали участие четверо добровольцев из Астрахани - о них я еще рассскажу.

Я езжу в эти экспедиции в качестве фотографа и блогера - мне тушить тростник ( а горит там в основном именно тростник) очень тяжело, не хватает ни скорости, ни физической подготовки. Тростник горит жарко, с высоким пламенем, огонь распространяется почти мгновенно. Нет, тушить я предпочитаю меланхоличные торфяники, а вот такое - я лучше буду снимать, чтобы не мешаться под ногами у тех, кто успевает:)))




Это всегда очень странно - уезжать из холода, грузиться в машину среди грязного московского снега, зная, что через несколько дней тебя ждут тростники, огонь, солнце… Провожал нас уличный театр "Высокие братья".



Мы бегали по заснеженному Парку имени Горького с подписными листами и просили прохожих присоединиться к компании "Гринпис" против палов травы, оставив свою подпись. Прохожие царапали неразборчивые каракули замерзающими чернилами. Одни сразу соглашались подписывать, другие, к моему огорчению, отвечали, что поджигать траву - настолько веселое занятие, что они никогда от него не откажутся. У меня перед глазами стояли страшные картины 2010 года, деревни Осички и Русская Бундевка, сгоревшие от палов травы в одну ночь.



Было радостно, что на проводы пришел доброволец Ганс - участник предыдущих экспедиций, Ганс, который сейчас лечится от онкологического заболевания в Гемцентре. Кстати, если кто хочет сдать для него кровь - вам сюда. http://morskoy-pesik.livejournal.com/38215.html

А потом мы ехали на двух машинах - на "Соболи" и "Газели" по бесконечной снежной дороге, белые березы мелькали на фоне белого же неба, и возникало иллюзия, что сразу за защитной полоской леса мир заканчивается, превращаясь в пустой лист. И я уже знала, что потом настанет момент, когда снег вдруг исчезнет, и мы очутимся в весне. Каждый раз удивляюсь, когда это происходит.




В машинах было ужасно тесно, но все равно - смеялись, шутили, все свои в доску, и те, кто раньше с нами не ездил, тоже сразу стали как свои.



Ночевали в Волгограде, в гостинице "Надежда", где нас уже знают, где в кафе говорят: "Мы помним, у вас есть вегетарианец, что ему приготовить?". И еще через день мы добрались до конторы заповедника в Астрахани, и как всегда, спали в спальниках на полу в конференц-зале, украшенном огромной картиной с изображением астраханских птиц и лотосов. Утром пришло руководство - Нина Александровна Литвинова, директор заповедника, и Галина Викторовна Замятина, ее заместитель, обсудили с нами программу работы. Нас попросили в этот раз пожить на кордоне на Трехизбинском участке. "Уже то, что вы будете его патрулировать, остановит многих поджигателей" - сказала Нина Александровна.



Домик на кордоне оказался совсем малюсеньким, двое из нас жили за печкой, часть народу - на полу (был еще один домик, но он почти не отапливался).









В первый день мы долго стояли в поле и прикидывавали по картам, угрожает ли заповеднику тот дым, который мы видим.



Оказалось - не угрожает. В тот же день наши ребята помогали заповеднику контролировать профилактический отжиг, с помощью которого они справлялись с пожаром на границах. Отжиг тростника я видела в первый раз. Впечатляющее зрелище. От пожара по виду ничем не отличается.






Вообще тростниковый дым иногда похож на ядерный взрыв.



И пламя иногда принимает странные формы, похожие то на людей, то на животных. Здесь, например, я четко вижу сидящую огненную лошадку.


В тот день, когда к нам присоединились замечательные астраханские ребята, - Гена, Макс и Тема, - которые сами решили стать пожарными-добровольцами, меня отправили в Астрахань за продуктами, и увы - я пропустила один из самых больших за всю экспедицию пожаров, где новички успешно прошли боевое крещение. Говорят, пламя там было метров по двадцать.В тот же день Аня Андреева в компании с Мишей Крейндлиным с одной воздуходувкой и одним РЛО не допустили перехода огня через дорогу, откуда он мог попасть на территорию заповедника. Вечером наши мужчины умудрились накрыть для нас стол по случаю восьмого марта и поздравить с праздником, подарив всем флешки. Чокались мы, как всегда, лимонадом - в экспедиции строгий сухой закон.



Потом все было как по расписанию - мы с подругами вставали минут за 15 до подъема, обливались ледяной водой на реке, потом "моя" группа дежурила на Дамчицком кордоне заповедника - этот участок находится довольно далеко от того места, где мы жили. Долго добирались до места, используя паромы -



патрулировали, тушили небольшие пожары.



















Обратите внимание - пепел лежит прямо на снегу. Тростник горит поверх снега и льда.



Вторая группа ближе к вечеру непременно обнаруживала дым неподалеку от Тузуклея и приступала к тушению. Руководитель экспедиции Гриша Куксин спокойным тоном сообщал, что работы хватит всем, и чтобы мы присоединялись. В ночи мы встречались, тушили пожар и возвращались на кордон полумертвые от усталости.



















Даже я валилась с ног, а как выдерживали напряжение те, кто еще и вел машины, и таскал на спине тяжеленные ранцы и воздуходувки, и отвечали за других людей, руководя тушением - для меня загадка. В один из этих дней экипаж "Соболя" потушил пожар, угрожавший деревне Сизая Грива (или Сизова Грива, или Сизовка - местные называют ее то так, то этак).

Меня часто спрашивают - не страшно ли мне на пожарах. Еще как страшно. И если это чувство исчезнет - я немедленно перестану на них ездить, потому что потеря ощущения опасности с моей точки зрения означает профнепригодность. Но если на первом тростниковом пожаре я просто испытывала безотчетный ужас, то теперь я почти автоматически отмечаю зоны безопасности, источники воды, направление ветра. И теперь я наконец научилась даже на пожаре думать об экспозиции и даже ставить эксперименты, а не щелкать почти наугад.









Зато порой начинаю бояться в тех случаях, которые прежде мне вовсе не показались бы опасными.






Запомнилось занятие для инспекторов Астраханского заповедника, на котором мне довелось присутствовать. Инспекторам раздавали самые натуральные билеты - как на институтских экзаменах. И они сидели, морща лбы, и придумывали, как правильно написать протокол в том или ином случае. Вид у инспекторов был задумчивый и несчастный одновременно - в поле, задерживая браконьеров, они явно чувствовали себя куда более уверенно, чем здесь, в учебном классе, с ручкой и бумагой. И бесконечно перечитывали билеты: "Один из мужчин представился егерем, другой турист. Егерь сидит... не производит никаких действий (курит). Рядом с ним сломанный спиннинг с признаками недавнего ловы рыбы... турист ловит рыбу спиннингом. Выловлено 12 щук... В носовой части лодки лежит зачехленное ружье..."









Миша Крейндлин - руководитель программ "Гринпис" по ООПТ, потом объяснял, что правильно, а что нет, вместе с руководством заповедника.

Пожаров было много. Думаю, больших на обе группы пришлось не менее десяти, а еще была масса маленьких, которые мы и не считали.



Часто было трудно добираться до пожаров, поскольку поля буквально изрезаны большими и маленькими протоками - ериками. Огонь через них частенько перепрыгивает, а вот машины, к сожалению, летать не умеют.



С кордона я уезжала с большим сожалением - какая-то удивительная чистота и ясность была в этом месте. Мы снова поселились в конторе заповедника. Проводили обучающие мероприятия со школьниками. 13 марта в селе Марфино прошла встреча противопожарной экспедиции с местными жителями и с администрацией, также там прошло школьное противопожарное мероприятие. 14 марта мы снова собирали подписи, на сей раз - в Астрахани. Замечу, что астраханцы оставляли подписи с куда большей легкостью, чем москвичи. А один из них предложил свой "законопроект": чтобы чиновники обязаны были строить дачи только в пожароопасных  регионах.




Вечером прошла пресс-конференция в конторе заповедника. Увы, день этот был для Астрахани невеселым - какой-то неизвестный, видимо, человек с нездоровой психикой, захватил сразу нескольких заложников. К счастью, все обошлось благополучно и к вечеру заложников отпустили, но гости на пресс-конференции постоянно отвлекались на новости в ноутбуках - переживали за судьбу заложников, да и у нас серце было не на месте.

15 марта прошло еще одно занятие для школьников и сельский сход в селе Калинино. И Калинино, и Марфино находятся прямо на границах заповедника, поэтому профилактическая работа с местными жителями особенно важна. Мне кажется, многие местные жители действительно задумались...


И многие из них оставили свои подписи против поджогов травы.


Да и школьникам явно понравилось.



Вторая часть экспедиции в это время проводила встречу в селе Вязовка - там был семинар для учителей и занятие для школьников.

Мы задержались в Астраханском заповеднике на пару дней вопреки намеченным срокам. Синоптики предсказали ураган, и была высока вероятность, что если и при штормовом ветре поджигатели не оставят идею палить траву, то заповедник загорится. Я человек вовсе не храбрый, и меня не радовала идея тушения в ураган, но уезжать в такой ситуации казалось невозможным. Ветер действительно был такой силы, что валил деревья, срывал вывески, часть города осталась без электричества. Когда мы поднимались на холмы, чтобы осмотреть территорию, ветер иногда почти сбивал с ног. Птицы летали, поднимаясь не выше, чем на полуметр от земли, - внизу ветер был немного слабее. Тем не менее тростник продолжали поджигать - вне всякой логики. Вечером того дня я сделала довольно интересные кадры.










На другой день пошел дождь, и мы решили возвращаться в Москву. И я сразу нырнула в круговорот дел, - пока не появилось время написать этот пост.

И специально для поста я взяла небольшой комментарий у руководителя экспедиции Григория Куксина. Вот что он мне сказал:



"Итоги экспедиции следующие. Во-первых, мы оказали помощь заповеднику, когда тушили пожары на сопредельных с ним землях и тем самым снизили вероятность перехода огня на его территорию. Во-вторых, провели два сельских схода, два школьных мероприятия, сбор подписей, - все это позволило привлечь внимание к проблеме весенних палов травы, которой посвящена кампания "Весна без огня". Необходим закон, на федеральном уровне запрещающий такие поджоги и устанавливающий ответственность за подобные действия. В-третьих, наши фотографы и видеооператоры собрали множество документальных свидетельств, которые подтверждают серьезность проблемы весенних палов. Кроме того, у нас была еще и внутренняя цель - потренировать наших добровольцев перед началом сезона. Особенно порадовало появление на месте группы астраханских добровольцев - ребята проявили высокую активность, проделали огромную работу. И к тому же оказались безвозмездными донорами - как и почти вся наша группа. Мы обязательно продолжим контакт с астраханскими добровольцами и летом приглашаем их в наш тренировочный лагерь.

В нашей экспедиции принимал участие заместитель директора по охране заповедника "Брянский лес", что говорит о повышении уровня доверия между добровольцами и сотрудниками государственных учреждений. Надеемся продолжить эту практику.

Напоминаю также, что еще не поздно поставить свою подпись на сайте www.vsegorit.ru".










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments