Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Все предсказано

Стругацкие. Град обреченный

Горловина Главной, выходящая на площадь, была плотно забита телегами, повозками, арбами, колымагами, возами. Здесь воняло конским потом, свежим навозом, мотали головами разномастные лошади, зычно перекликались сыны болот, вспыхивали цигарки. Несло дымом - где-то недалеко палили костер. Из-под арки вышел, застегиваясь на ходу, толстый усач в техасской шляпе - едва не налетел на Андрея, чертыхнулся благодушно и пошел пробираться между телегами, рявкающим голосом выкликая какого-то Сидора: "Сюда давай, Сидор! Во двор давай, там можно! Под ноги только смотри, не вляпайся!.."

Андрей покусал губу и пошел дальше. У самого входа на площадь телеги стояли уже на тротуаре. Многие были распряжены, стреноженные кони вприскочку бродили кругом, уныло обнюхивая асфальт. В телегах спали, курили, ели, слышалось аппетитное бульканье и причмокивание. Андрей взобрался на какое-то крыльцо и посмотрел поверх становища. До мэрии было шагов пятьсот, но это был лабиринт. Трещали и дымились костры, сизые от ртутных фонарей дымы тянулись поверх фургонов и колымаг и, как в гигантский дымоход, втягивались в Главную улицу. Какая-то сволочь с жужжанием уселась Андрею на щеку и впилась, словно булавку вонзила. Андрей с омерзением пришлепнул что-то крупное, колючее, сочно хрустнувшее под ладонью. Понатащили с болот, сердито подумал он. Из приоткрытой парадной отчетливо тянуло аммиаком. Андрей соскочил на тротуар и решительно двинулся в лошадино-тележный лабиринт, на первых же шагах угодив в мягкое и рассыпчатое.

Тяжелое округлое здание мэрии возвышалось над площадью как пятиэтажный бастион. Почти все окна были темны, только в некоторых горел свет, и еще тускло и желтовато светились выведенные наружу колодцы лифтов. Лагерь фермеров окружал здание кольцом, между телегами и мэрией пролегало пустое пространство, освещенное яркими фонарями на фигурных чугунных столбах. Под фонарями толклись фермеры, почти все с оружием, а напротив них, у входа в мэрию, стояла шеренга полицейских - судя по знакам различия, преимущественно сержантов и офицеров.

Андрей уже проталкивался через вооруженную толпу, когда его окликнули. Он остановился и завертел головой.

- Да здесь я, вот он я! - гаркнул знакомый голос, и Андрей увидел наконец дядю Юру.

Дядя Юра вперевалочку приближался к нему, заранее отводя ладонь для рукопожатия - все в той же гимнастерочке, в пилотке набекрень, и известный Андрею пулемет висел у него на широком ремне через плечо.

- Здорово, Андрюха, городская твоя душа! - провозгласил он, с треском ударяя своей жесткой ладонью в ладонь Андрея. - А я тут все тебя ищу, буча идет, нет, думаю, не может быть, чтобы нашего Андрюхи тут не было! Он парень заводной, думаю, обязательно где-нибудь тут же крутится...

Дядя Юра был основательно на взводе. Он стащил пулемет с плеча, оперся на ствол под мышкой, как на костыль, и продолжал с той же горячностью:

- Я туда, я сюда - нет Андрюхи. Ах ты, ядрит-твою, думаю, что же это такое? Фриц твой белобрысый - этот здесь. Толкается среди мужиков, речи произносит... А тебя нет как нет!

- Подожди, дядя Юра, - сказал Андрей. - Ты-то чего сюда приперся?

- Права качать! - ухмыльнулся дядя Юра. Борода его раздвинулась веником. - Исключительно для этой цели сюда прибыл, но ничего у нас тут, видно, не получится. - Он сплюнул и растер огромным сапожищем. - Народ вша. Сами не знают, чего пришли. То ли просить пришли, то ли требовать пришли, а может, не то и не другое, а просто по городской жизни соскучились - постоим здесь, засрем ваш город, да и назад, по домам.

Еще первомайское

У меня тут многие спрашивают, как граждане в метро реагировали на балетных девушек, кувыркавшихся на поручнях.
Мрачно они реагировали. Глядели с показным отвращением, будто Лиса из басни Лафонтена: "Зелен виноград!"

Первомайское метро

Москва, 1 мая 2011 года. Балерина Леся и ее подруга Ярослава развлекаются в ночном метро после загородной поездки на шашлыки, - традиционного для россиян способа отмечать праздники. (Для любопытных: фото не постановочное. Имена героинь я узнала после съемки).

Дресс-код

Наступили крещенские морозы, на которые я отреагировала очень странно - надела мини-юбку и коротенькую курточку. Ноги немедленно начали отмерзать. Дорога от Газетного переулка до метро Охотный ряд (триста метров примерно) заняла у меня сорок минут. Потому что я, дабы не замерзнуть совсем, забегала то в Макдональдс, то в в салон красоты, расположенный почему-то под вывеской "Единая Россия". Во время финальной пробежки, когда гамбургер уже был съеден, а ногти не только накрашены, но еще и оклеены стразами, - вот до какой степени не хотелось возвращаться на улицу, - я вдруг осознала, какая замечательная вещь православный дресс-код и как вовремя предложили его ввести. Юбка до полу, теплая небось, платок на голове. Зимой желательно включать в список зипун и душегрейку. Пусть принимают, сегодня лично я с ним полностью согласна.

Гости из прошлого

Около станции метро Тимирязевская стоит бабулька. Настоящая деревенская бабулька - сейчас и не встретишь таких в городе, в валенках, в платочке и в пестрой юбке, в каком-то странном сером пальто, которое хочется назвать "зипун" (правда, я толком не знаю, что это такое). И торгует лыком - огромными связками. Мне сразу вспомнилось из детства - "Или можно сделать змея из бумажного листа, если есть немного клея и мочалка для хвоста...". Бери мочалку, - говорит мне бабулька, - бери сразу две штуки - за девяносто отдам. А я стою и думаю, что в последний раз видела лыко в магазине "Мама мыла", где оно продается исключительно в декоративных целях - мыло перекладывать.

И вдруг - откуда ни возьмись - мужичок, прямо бабульке под пару. Идет в трениках с растянутыми коленками, несмотря на холод и снег. " Почем лыко?", спрашивает. И, услышав ответ, идет мимо со словами - "А у меня еще старое не истрепалось". "Купи про запас" - советует бабулька. "Да может, я сам раньше помру, чем мочалка истреплется. Жизнь - горбатая штука!".

Иду я домой, из дамской сумочки торчит огромная связка лыка и пахнет чем-то вонючим.А в голове звучит сладостное: "Жизнь - горбатая штука!".

Про старушку




Несколько лет назад я встретила в метро старушку-фрика. Старушка наверняка чудом просочилась из будущего - место ей было явно на Винзаводе, а ведь тогда Винзавод еще не существовал.
Короче говоря, на старушке были надеты:
- дивная полосатая кофточка цвета морской волны
- огромный черный бант в горошек, укрепленный чуть пониже седого пучка на макушке
- черная жилетка
- короткая красно-зеленая юбка с цветочным узором
- коричневые слаксы.

Старушка была накрашена и наманикюрена. И на мой взгляд, смотрелась среди скучной московской толпы просто великолепно. Моя тогдашняя камера не позволяла снимать на высокой чувствительности. Я набралась наглости, привинтила вспышку и сделала несколько кадров.

Хотите верьте, хотите нет - но сегодня я вновь встретила ее в метро. Я, как назло, была без фотоаппарата. А старушка выглядела еще красивее, чем несколько лет назад. Сегодня на ней были:
- белые кроссовки
-ярко-синие гольфы
- ярко-синяя плюшевая мини-юбка
- красная рубашка без рукавов в горошек и в полоску
- огромный ярко-синий берет в белых звездах, похожий на тюрбан, небрежно сдвинутый на ухо.

Я познакомилась. Старушку зовут Элла, и она бывшая швея-мотористка. Сейчас уже не шьет, потому что машинка сломалась, а мастера не найдешь. От предложения подарить фотографию отмахнулась - зачем, говорит, мне фото, когда родителей уже на свете нет, кому она нужна будет, эта карточка...