Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Рошальский лес живет!

Наша прекрасная Дриада побывала в Рошале, где растет посаженный добровольцами лес, набрала в нем полтора ведра весенних грибов. Рассказывает, что многие сосны выросли уже ей до бедра, правда, сосны она снимать не стала, а сфотографировала дубочки. Таблички посерели, надписи на них уже почти неразличимы. Но лес при этом растет.

Весенних посадок в нынешнем году не будет, но это не значит, что мы прекратили сажать лес. Осенние посадки устроим обязательно!

Слушайте, мы все-таки это сделали! Лес живет...



Collapse )

Заложили питомник в Рошале

Оригинал взят у annabaskakova в Заложили питомник в Рошале
Вчера несколько добровольцев (Юра, Игорь, Дриада, Анна Андреева и я) побывали в городе Рошале (Шатура) и заложили возле конторы Майского лесничества питомник на 600 дубов. Сначала вскопали примерно десять квадратных метров (на первый раз с большими площадями решили не связываться - опыта мало). Вынули из земли все кирпичи, битые стекла, обрывки цепей и старые сапоги, какие только сумели найти.



Collapse )

Наш новый лот

Просто не поверите, от кого! Я вообще до последнего момента не думала, что эта идея станет реальностью. Даже когда уже ехала на съемки "Программы А", и когда мимо прошли Алла Пугачева в коротком платье и Филипп Киркоров в блестящем пиджаке, мне все время казалось, что все равно ничего не получится, что договоренность позабудется в беготне и постоянных криках и аплодисментах (господи, как же там громко все кричат!). Но к счастью, директор Аллы Борисовны оказалась пунктуальнейшим человеком. Теперь на аукционе "Журавлиная весна" будет лот от Аллы Пугачевой. Виниловая пластинка "То ли еще будет", с только что взятым автографом, а на ней  - песня про журавлика. Помните - "А журавлик несмышленый все качает головой...".

лот от Аллы Пугачевой - виниловая пластинка.jpg

Семейное фото с рисованным фоном

Объявила я, как вы знаете, акцию - "Семейное фото за три тысячи рублей". И вот нашлись первые смельчаки. Им как раз повезло - во-первых, ко мне в студию на два месяца приехал рисованный фон ручной работы (автор - Дмитрий Шепелев), во-вторых, я как раз привезла туда антикварное кресло и старинный стул. Заказчики были такие, о которых фотографу остается обычно только мечтать - прекрасная дружная семья, которая точно знала, чего хочет. Все образы были ими заранее продуманы, все аксессуары привезены с собой (а чего не хватило - нашли на месте). Вот, смотрите.




Collapse )

Поснимала с рисованным фоном

У меня есть давнишняя мечта. Сделать рисованные фоны для портретов, как в старинных студиях. Чтобы на заднем плане были бархатные портьеры, лестницы с баллюстрадами, сады и моря. И вот я узнала, что есть в Москве фотограф Дмитрий Шепелев, который такой фон взял и нарисовал. Я напросилась к нему в гости вместе с группой студентов Курского.




Collapse )

Так проявляют в "Максилабе"

Нашла при уборке квартиры диск со сканами йеменских пленок. Тех самых, которые мне попросту сварили в кипятке в лаборатории при проявке. А взамен вручили по две чистеньких пленочки. Вот, товарищи фотографы, полюбуйтесь плодами работы замечательной лаборатории "Максилаб".Заметим, это те фотографии, на которых хоть что-то видно. Просто чудо, не правда ли? Особенно радует розовый цвет.


О Егоре Летове. Из моего дневника. 1991 год

…В зале было темно и пустынно. Вся(!!!) публика стояла на спинках первых рядов или на сцене. На сцене в маленьком освещенном круге прыгал Ник Рок-н-Ролл. Дима встретил знакомых, и мы прошли на сцену, стояли позади толстого ударника и глохли. В перерыве нас выгнали со сцены. Егора Летова мы ждали минут тридцать – изготовившись, то есть встав на спинки стульев в первом ряду. Но вот настроились музыканты, потух свет в зале. По рядам прокатилось движение, какие-то стриженые парни пробивалось к сцене, расталкивая тех, кто стоял на стульях. Я крепко ухватилась за Диму, чуть не упав с очередной «волной», но тут показался Егор Летов.

Я была удивлена. Тоненький, маленький человек с длинным хаером и с бородой на шее ничего общего не имел с моим представлением о нем. Зазвучала музыка – мощный, захватывающий ритм, человечек переменился, скрутился винтом, запрыгал, размахивая рыжеватыми волосами. Одновременно с вокалом шла пантомима – Летов показывал куда-то ввысь странными движениями, похожими на движения юродивого, складывал пальцы двуперстием, корчился, катаясь по сцене, словно в судорогах. В зал будто вонзались пучки энергии, он пульсировал в едином ритме, покачивался… Упала куда-то под ноги моя шуба – и фиг с ней, мельком подумала я, потом подберу. Снова началось движение по залу, фанаты лезли на сцену, их хватали и выкидывали за ноги обратно в толпу. Раза два я чуть не опрокинулась назад и сказала толкающемуся соседу справа: «Ты чего, я же сейчас из-за тебя упаду!» «Я тут не один» - ответил он, мгновенно превращаясь из сумасшедшего панка в нормального  человека. Так, держась одной рукой за незнакомого панка, другой за Диму, я и простояла весь вечер. Один раз все-таки пришлось спрыгнуть, но ребята тут же протянули мне руки и подняли обратно. Осмелев, я крикнула: «Эй, ребята, никто не стоит на моей шубе?» Передали откуда-то шубу, ее взял Димка. Все мы раскачивались, панк содрал с себя свитер и принялся им размахивать. Душно было неимоверно. Заражающий ритм безумного рефрена : «Очередь за солнцем на холодном углу, ты сядешь на колеса, а я сяду на иглу». Летов, кажется, впал в состояние шаманского транса. Убрали стойку микрофона, Егор, повторяя припев, лежал на сцене. Обвалился - вместе с людьми - ряд стульев позади нас, я уже научилась, падая, хвататься за что попало…

Потом все неожиданно окончилось. Я, как выяснилось, потеряла шарф, и мы искали его добрых пятнадцать минут. Наконец я нашла его на сцене лежащим на колонке. Зал преобразился за каких-нибудь два часа – всюду валялись окурки, отлетевшие каблуки, потерянные шарфы и перчатки, целый ряд стульев был сломан.

Третья часть. Длинноволосая рок-певица Янка пела о свисающем с потолка телевизоре. Дима курил мухоморы и говорил, что голова у него мягкая, как шляпка гриба. Почти все ушли. Мы доехали до метро, на Ленинском ребята взяли тачку и довезли меня до дома. И ушли в метель, пообещав, что их холодные трупы обнаружат весной.