Category: экология

Хроники Пятой противопожарной экспедиции Гринпис




Холод пронизывает до костей. Ни термобелье, ни теплая куртка не спасают от ледяного ветра. Когда мы возвращаемся в дом и я сажусь за компьютер, пальцы стынут, а изо рта идет пар – до тех пор, пока как следует не протопят печку.

. ..Мы стартовали из Москвы двадцатого числа – неделю назад. Живем в заповеднике, на берегу речки, еще не очистившейся от льда. В крохотном домике, где нормально отапливается всего одна комнатка, а их три, толком согреться можно лишь прислонившись к печке, поэтому некоторые из нас постоянно ходят с белыми спинами. Кухни нет, дежурные вынуждены готовить на старой плите, стоящей на проходе, и это не самое большое удовольствие на свете. Чтобы вымыться, нужно затопить баню, где которой вмонтирован в печь громадный котел. Но никто не жалуется на отсутствие комфорта или тесноту.
Collapse )

Очень печальные снимки

Безрадостной предстает иногда наша Родина.

Так и хочется устроить в ней генеральную уборку, как в замусоренном доме. Позакрывать предприятия, выбрасывающие яд в воздух и в воду, запретить мусорить и вырубать ценные леса, открыть новые заповедники и национальные парки, чтобы звери и птицы снова появились, и сохранить старые, наладить борьбу с пожарами на природных территориях. Только никто не знает как, и очень мало людей хотят всем этим заниматься, а от тех, кто занимается, отмахиваются, как от назойливых мух. И кажется, единственное, что остается - чтобы каждый наводил порядок на своем маленьком кусочке, как может. А то будет совсем грустно.
Жаворонок кормится на помойке. Астраханская область.

Collapse )

Огонь и лед

Хроника Третьей противопожарной экспедиции «Гринпис России»



В полутора километрах от нас горел тростник, время от времени над ним взмывали яркие языки пламени и вставали столбы черного дыма. Машина дальше пройти не могла, и теперь к пожару предстояло идти пешком и тащить на себе тяжелые ранцы с водой и воздуходувки.

Collapse )

Дискуссия в Астраханском заповеднике



Сегодня Третья противопожарная экспедиция Гринпис России побывала в Управлении Астраханского заповедника на дискуссии, посвященной проблеме пожаров на природных территориях Астраханской области. На встрече присутствовали представители ООПТ, противопожарных служб и служб природопользования, ПРООН/ ГЭФ и местной администрации.Collapse )

Гимн добровольных пожарных "Гринпис"

Вниманию читателей.
Данный гимн - исключительно художественное произведение. Он никак не соотносится с официальной точкой зрения "Гринпис" и вообще не имеет никакого отношения к этой организации. Я сочинила на него музыку, и мы с друзьями с большим вдохновением пропели гимн перед пожаротушением. Кто хочет - звоните, спою:))). Два слова - и в анекдоте, и в гимне, изменены по сравнению с изначальным вариантом, но восстановить его при желании нетрудно.

Трындец и фигня

Мчится «Соболь» в ночи по горящим полям,
На душе у нас очень тревожно,
Потому что фигня потухает сама,
А трындец потушить невозможно.

(Я тебя умоляю – опомнись, дружок,
Отвернись, не туши небольшой очажок).

Дым клубится навстречу встающему дню,
И пока нас по кочкам бросает,
МЧС не включает в отчетность фигню,
И фигнею трындец называет.

(Журналистам поведай с серьезным лицом,
Что Гринпис называет фигню трындецом).

Может, чудо случится и помощь придет.
И, прослышав про наши проделки,
Прилетит человечков зеленых расчет
К нам на красной пожарной тарелке.

(То не дождь, то протек за спиной РЛО,
Или лес прилетело тушить НЛО).

Верь, товарищ, - взойдет над Россией звездец.
Он пленительно всходит все выше.
И когда из фигни возгорится трындец,
Имена наши опер запишет.

(Или выгорит, или не выгорит лес.
Позабудь про фигню, не тревожь МЧС).

Мещерская сторона




...Дым идет отовсюду. Чахлые березки с порыжевшими мертвыми листьями лежат на земле, их корни обуглены. Буквально через каждые метр-два видны торфяные прогары, многие их них дымятся. Отвратительный запах горящего торфа мгновенно пропитывает одежду и волосы. Я осматриваюсь - и не могу понять, где этот кошмар заканчивается, потому что дымы идут до самого горизонта. Во многих местах земля совершенно рыжая, будто в африканской саванне. Это не песок и не глина - это окончательно прогоревший торф.

- Как в старом добром две тыщи десятом, - изрекает Ганс, бывалый пожарный доброволец.




Collapse )